Соображения по сжиганию мусора

В сообществе Российского социально-экологического союза развернулся активный обмен мнениями по теме обращения с отходами, в том числе, мусоросжигания. Тема была поднята одним из активистов РСоЭС, Ольгой Сеновой, после посещения ею станции обращения с отходами “Waste and Energy” в Осло (Норвегия).

Необходимо понимать, считает она, все тенденции, которые существуют в Европе и в мире, чтобы готовить свои аргументы по нашей ситуации.

Ключевые условия для мусоросжигания

Идёт сортировка на органику, полезный пластик (который пригоден к переработке, т.е на recycling) и всё остальное с бесполезным пластиком – в печку.
Сжигание и пиролизом, и просто озолением (incineration) – но с высокими температурами, многоступенчатыми фильтрами, с улавливанием остаточных выбросов, консервацией фильтров и высушенного остатка по спецтехнологии – т.е. никто не оспаривает, что токсичный остаток ЕСТЬ!!!
Вся энергия идёт на тепло в одном большом районе Осло, и стоит это горожанам 104 Евро в год на человека.
В Швейцарии есть что-то подобное плюс муниципальная собственность на эти мусоросжигалки с on-line контролем.
В то же время в Венгрии работают мусоросжигалки, где всё спокойно идёт в атмосферу, и фильтры хорошие. Но если фильтр вышел из строя и его надо менять, то венгры могут и пару дней протормозить (работая без фильтров), чтобы поэкономить временной ресурс фильтра. Или просто по безалаберности.
Западная Европа комментирует это так – ну… это же Венгрия (в смысле Восточная Европа) – т.е. чем дальше к востоку, тем больше безответственности и бесчестности.

То есть, нам понятны ключевые условия, при которых мусоросжигание допустимо в принципе:
1. Отобрано на переработку ВСЁ, ЧТО МОЖНО ПЕРЕРАБОТАТЬ.
2. Используются все доступные – и необходимые – технологии, обеспечивающие безопасность сжигания или пиролиза (в том числе, фильтры и консервация остатка)
3. Общественный контроль – желательно в on-line режиме. Во многих странах есть такой опыт – вывод на сайт on-line информации о ситуации в ключевых точках (например, в порту Порво – о нефтяных разливах, на атомных станциях – о фоновых значениях в каких-то критических местах и т.д., а в мусоросжигалках – о результатах экспресс анализа на конце трубы).
4. Доступ к информации по любому общественному запросу (граждан или организаций) без всяких ограничений и волокит.

Понятно, что у нас не срабатывает пока ни одно их таких условий.
Но если бы случилось чудо и всё это работало, то у нас бы осталось очень мало аргументов противодействовать мусоросжиганию.

Вопрос: как нам действовать в случае появления проекта мусоросжигания?
А) просто говорить НЕТ и НИКОГДА ?
Б) или разбираться по пунктам и аргументировать каждый пункт в отдельности – обоснованность, технологии, открытость и прочее?

Вариант А часто встречает непонимание даже в среде общественников. И тем более профессионалов-экологов.

Вариант Б требует больших затрат времени, ресурсов и т.д.

Надо думать.

Для тех, кто питал какие-то иллюзии относительно мусоросжигания – интервью Андрея Горького.
Сейчас он стал заместителем Трутнева на полигоне. Исследования его о полигоне были из серии «Всё хорошо, прекрасная Маркиза». Теперь вот очень неоднозначная статья о том, что нужно жечь. Но хорошо, что появляется хотя бы ясность – это большое дело.
Таково мнение Координационной группы НКО по Красному Бору.

Дополнительные соображения

По мнению Александра Фёдорова, действительно, существуют условия, при выполнении которых сжигание отходов становится допустимым и, возможно, даже целесообразным. Эти условия перечислены выше Ольгой Сеновой.

Определённо, эти условия в России не выполняются, поэтому не вполне понятен вопрос, заданный выше. Раз эти условия не выполнены, сжигание отходов в России не следует производить.
Можно добавить несколько соображений.

1. Вопрос безопасности мусоросжигающих заводов, с научной точки зрения, не закрыт. Можно продолжать ставить вопросы об обоснованности существующих в настоящее время норм выбросов от них. В Финляндии, где достаточно высокая производственная дисциплина и высокая степень открытости, уровень заболеваемости астмой вокруг мусоросжигающих заводов в некоторых случаях вдвое превосходит среднестатистический.

2. Прозрачность и открытость ситуации на мусоросжигающих заводах зависят не только от уровня развития гражданского общества, демократичности государства и т. п., но и от законодательства конкретной страны и от системы собственности на мусоросжигающие заводы в конкретной стране. Например, если муниципальные предприятия более открыты и в меньшей мере «защищены» законами о коммерческой тайне, то они более прозрачны по сравнению с частными предприятиями.

3. Вопрос о сжигании отходов во многом мотивирован географическими условиями конкретной страны. Очевидно, что сжигать отходы более склонны страны, у которых просто нет территорий для свалок. И эти страны намеренно или бессознательно защищают такую технологию.

4. Вопрос об условиях безопасного применения технологий касается не только сжигания отходов. Возьмите обычные энергосберегающие компактные люминесцентные лампы – в них содержится ртуть. Поэтому их применение в отсутствие строго налаженной системы сбора вышедших из строя ламп так же недопустимо, как и строительство мусоросжигающих заводов.

Хорошо, что стали появляться сомнения относительно технологии термической переработки мусора как совершенно неприемлемой, потому что она – неприемлема, считает Сергей Шапхаев.

Ранее он уже писал, что пару лет назад участвовал в общественных слушаниях по ОВОС проекта мусоросжигательного завода, который в пригороде Улан-Удэ хотели установить немцы.

Аналогичные работают в Вене и Гамбурге прямо в зоне жилой застройки. Мы одобрили этот проект. Но затем он получил отрицательное заключение ГЭЭ совершенно по каким-то смехотворным аргументам. Потом убрали директора этого завода и всё закончилось пшиком.

Сейчас японцы предлагают примерно такой же проект, но уже в полтора раза дороже. А полигон действующий переполнен и мусоросортировочную линию закрыли, потому что не было переработки.

Ну, в общем, как всегда – остались ни с чем.

Сама технология сжигания не подходит

Мнение Альберта Гарапова из Татарстана…

Уважаемые коллеги!
Сжигание (высокотемпературное или нет), конечно, не подходит – это всё равно, что закидывать мусор в небо. Это не только для нас.

Сжигание не подходит и Западной Европе. Там некоторые страны отказываются от этой технологии. К примеру, те же фильтры – куда-то их надо девать. И всякие другие проблемы, в том числе, здоровье близлежащего населения.

Сама технология сжигания не подходит. Это все технологии старые, не учитывающие экологического системного подхода. А если всё это учитывать, то наверняка, даже экономически себя не оправдывают. А всё нигде не учитывается.

Сжигание выгодно, похоже, только тем фирмам, которые этим занимаются. Там множество возможностей делать деньги, в том числе, и не совсем законно. Так что, есть кому лоббировать интересы мусоросжигателей и в Западной Европе. В общем, прошлый век.

Пиролиз, наверное, лучше. Надо, видимо, переходить на альтернативные технологии, к примеру, на биологические методы. Какие-то полигоны на новых технологиях. О таких технологиях появляется информация. Конечно, использовать и раздельный сбор мусора и т.д., т.е. опираться на экологический системный подход.

Надо противостоять этим мусоросжигательным заводам. У нас в Казани предлагают тоже строить мусоросжигательный завод. На наших пикетах и на последнем 8 июля митинге у нас был плакат и в обращении участники выступили против мусоросжигательного завода. Кстати, и под Москвой тоже предлагают. Так что эта проблема серьёзная.

Видимо выделяют большие деньги. В рассылках была информация о противодействие планам по мусорсжигательным заводам. Необходимо, мне кажется, как-то координировать противодействие, собирать информацию и доказательства, взаимно помогать.

Владимир Белоголовов приводит ещё вариант – сжигание в плазме с регулированной температурой (десятки градусов). При такой температуре не остаётся опасных выбросов, а силикатный остаток – ликвидный стройматериал.

В ЕС есть пара таких установок, но там это дорого (создавать рабочую камеру-реактор).
У нас можно использовать реакторы списанных подлодок (производство уже есть, но только в ВПК).
Может быть, это слишком простое решение, оставляющее без заказов производителей старых мусоросжигалок?

Согласно материалам РСоЭС,
вчера на общественном совете при Росприоднадзоре состоялось обсуждение проекта строительства 5 МСЗ в Московской области и Татарстане (в Московской области по 700 тыс. тонн ТКО ежегодно каждый с выработкой 70 МВт электроэнергии, а в г.Казань - 550 тыс. тонн отходов ежегодно с выработкой 55 МВт электроэнергии).

В презентации представитель РТ-Инвест, компании, которая будет отвечать за строительство этих заводов, Надежда Иванова, последовательно пыталась развенчать все мифы, вызывающие страх в связи со строительством МСЗ: диоксины, отсутствие раздельного сбора и пр. Тем не менее, РТ-Инвест не смогла ответить на вопросы как будет обеспечиваться предварительный отбор полезных фракций отходов, на внедрение которого в Московской области, полностью отсутствующего сегодня, отведён только год; как будут перерабатываться токсичная зола, образующаяся от сжигания, кроме того, что было отмечено, что перевод её в неопасный класс отходов будет достигаться за счёт перемешивания с нейтральными компонентами.

Представитель австрийской фирмы, построившей МСЗ-3 в г.Москве подробно рассказал о технологии, обеспечивающей в автоматическом режиме, исключающей "человеческий фактор", безопасность функционирования крематория и улавливание всех токсичных газов, включая диокины и фураны.

Несколько членов общественного совета высказали критику выбранного пути утилизации отходов, ставящего во главу угла сжигание, а приглашённый эксперт А.Н. Чумаков, вице-президент Зелёного креста, даже задал прямой вопрос: как так оказалось, что в справочнике наилучших доступных технологий (НДТ), утверждённым правительством России, оказались только технологии сжигания отходов, но не нашлось места для технологий их переработки и потребовал назвать виновных.

Также было подчёркнуто, что на сегодня отсутствуют системы автоконтроля выбросов диоксинов и фуранов.

Выступивший представитель Минстроя Татарстана сообщил, что все из почти десятка намеченных площадок для строительства МСЗ в итоге оказались непригодными и сейчас рассматривается вопрос о поиске новых площадок в соседних района Республики. Он также отметил возникшую протестную активность граждан против этого проекта, заметив, что получил ответы на все вопросы и готов эти ответы озвучить в Казани.

По словам замруководителя Росприроднадзора, ни одна из разработанных в субъектах терсхема по обращению с отходами не согласована. Уже есть суды по отмене терсхем, которые вообще ничему не соответствуют.

Среди рекомендаций к итогам заседания было высказано предложение рассмотреть альтернативный сжиганию технологии утилизации отходов.

Мусоросжигание или переработка?
(«Звезда Поволжья», 19 октября 2017 г/)

Поднятая газетой «Звезда Поволжья» проблема строительства Мусоросжигательных заводов (МСЗ) не только не затихает, но и обретает, можно сказать, международный характер. К примеру, летом этого года в Казани была целая экспедиция на автобусе «Гринпис». Участники экспедиции организовывали выставки, выступали с лекциями, раздавали информационные материалы о вреде МСЗ, об альтернативе мусоросжиганию, способах переработки твёрдых бытовых отходов (ТБО).

Недавно, в конце августа, в администрации президента РФ состоялось специальное заседание Совета по правам человека и развитию гражданского общества, посвящённое проблемам отходов, МСЗ. В заседание участвовали не только лоббисты, сторонники строительства МСЗ, но и противники строительства МСЗ – это произошло впервые на таком большом мероприятии. Можно сказать, что всё большее число граждан, в том числе и чировников аппарата управления, начинают понимать всю сложность проблем мусора, отходов, что эти проблемы невозможно решить с помощью МСЗ.

Действительно, если обратиться к истории технологии мусоросжигания, МСЗ возникли во второй половине 20 века. Вроде бы, технология показала свою эффективность, позволила сократить полигоны, свалки, т.е. экономить на дорогой в Европе земли, и даже появилась возможность получить тепло и электричество за счёт сжигания мусора. Тем более это было ко времени актуально, в начале 1970-х годов разразился нефтяной кризис, резко подскочила цена на нефть. Однако в конце 1970 – х годах возникла неожиданно новая ситуация, изменился состав мусора, бытовых отходов. В нём всё большую долю стали занимать пластмассы, полиэтиленовая тара, опасные бытовые отходы – батарейки, ртутные лампы и т.д. При сжигание появились вредные отравляющие газовые выбросы – диоксина, фуранов (потребовались дорогостоящие фильтры), образовывались повышенной токсичности шлаки, требующие для безопасного хранения специальные полигоны. Вредное воздействие на здоровье человека от МСЗ по некоторым оценкам наблюдалось до 30 км. Зеленое экологическое движение Европы выступило против МСЗ, приводя, кстати, в качестве положительного примера СССР.

В Советском Союзе система работы с мусором, ТБО сложилась другая, в соответствие с другим укладом экономики. Если в Западной Европе производитель товара, продав его потребителю, получал определённый доход (в том числе вожделенную прибыль), то дальнейшая судьба товара его не волновала. В СССР система хозяйствования была другая, в которой доход и прибыль не были определяющими, приоритетными факторами в управление экономикой. Хотя следует отметить, при председателе Совета министров СССР А.Н. Косыгине (в 1960-70-е годы) была предпринята безуспешная попытка изменить такое положение, повысить приоритет денежной оценки (прибыль, рентабельность) путём введения хозрасчёта. Но она, в общем-то, в целом себя не оправдала.

В Советском Союзе в управление экономикой приоритетом были ресурсы – энергетические, вещественно-материальные (валовой продукт). Имея достаточно замкнутую, цельную систему хозяйствования, можно было сбережённые ресурсы перемещать в другие области, отрасли экономики, к примеру, в нематериальную (нетоварную) отрасль – образование, здравоохранения или, что особенно важно было в Военно-промышленный комплекс. Поэтому, чтобы исключить потери ресурсов были созданы целые системы, отрасли по переработки мусора, отходов. В СССР существовали сети приемных пунктов макулатуры, металла, стеклопосуды и т.д. Т.е. стремились к тому, чтобы не было мусора, а были перерабатываемые отходы. Даже пищевые отходы собирались для использования в сельском хозяйстве.

Другой показательный пример, в отличие от Западной Европы, где в это время широко использовались для напитков жестяные одноразовые банки, в СССР была создана замкнутая циклическая система оборота, многократного использования стеклопосуды, тем самым экономилась энергия и ресурсы.

Но и в Западной Европе уже в начале 21 века политика в отношение мусора, МСЗ стала меняться. Причиной тому - изменение климата, обострение общего экологического кризиса (в том числе благодаря и функционированию МСЗ), необходимость использования дорогостоящих фильтров в МСЗ, специальных полигонов для шлака, тем самым снизилась экономическая эффективность технологии мусоросжигания. Идея переработки, а не сжигания стала доминирующей.

Сейчас промышленно развитые страны Западной Европы приняли стратегию, план перехода до 2019 года на экономику замкнутого цикла (или циклическую экономику), в которой нет мусора, а есть перерабатываемые отходы. В управлении этой экономикой товар прослеживается на всём технологическом цикле, от производства, использования и далее. Производитель должен учитывать (к примеру, в цене) и то, что будет с товаром после его продажи, использования его потребителем, в процессе переработки его как вторсырья, или утилизации ( это для органических отходов, через биотехнологическую переработку) в виде биогаза (метана) и удобрения для сельского хозяйства. Здесь исключается сжигание мусора.

Уже 26 января 2017 года Еврокомиссия выступила с заявлением, что МСЗ, сжигание мусора препятствуют переходу к циклической экономике, так как использует ресурсы, которые могли бы перерабатываться. Еврокомиссия рекомендует отказаться от строительства новых МСЗ. Компании строящие МСЗ, производящие для них оборудование оказались в трудном положение, спрос на заводы, на их оборудование падает.

Что касается России, по оценкам специалистов, после развала СССР, в нашей стране только 8% мусора перерабатывается. Поэтому зарубежные строители МСЗ видят в России очень перспективный рынок сбыта для своих заводов и готовы на всякие льготы, кредиты (естественно с выгодой для себя), с целью получить заказы на строительство мусоросжигательных заводов.

Таким образом, перед жителями выбор: или под Казанью, в Республике Татарстан, нависнет угроза газовых отравляющих выбросов диоксина, фуранов, загрязнения токсичными шлаками от устаревшей технологии мусоросжигания, МСЗ или переработка мусора, отходов, создания прогрессивной циклической экономики.

Общественное экологическое движение выступает против МСЗ, на своих мероприятиях предлагает на основе государственных программ создать отрасли по переработки бытового мусора и промышленных отходов. Обращается к гражданам, выступить против строительства мусоросжигательных заводов, за альтернативные технологии, переработку мусора, в защиту природы.

А.Ф. Гарапов, председатель Антиядерного общества Татарстана

Добавить комментарий

Plain text

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки