Атомная энергетика и ядерные отходы

Обсуждаются вопросы, связанные с функционирование объектов атомной энергетики, их влияния на окружающую среду, а также тема захоронения и утилизации отработанного ядерного топлива.

Русский

Важная аналитическая информация известного активиста-антиядерщика Российского социально-экологического союза (РСоЭС) Андрея Ожаровского.
Вот важная новость. Основные выдержки:

Минэнерго согласно сдвинуть сроки ввода крупных инвестпроектов Росатома в РФ – новых блоков Нововоронежской АЭС-2 и Ленинградской АЭС-2 на год и два соответственно. Цель – снизить ценовую нагрузку на потребителей: промышленность начнёт оплачивать мощность этих блоков позже, а темпы роста оптовых энергоцен в 2019-2020 годах снизятся на 1,8 п. п. По оценке аналитиков, работа каждого блока стоила бы потребителям примерно 40 млрд руб. в год

.

Оба блока строятся по договорам поставки мощности (ДПМ, гарантируют возврат инвестиций за счёт повышенных платежей потребителей)

.

То есть, вот так совсем реально подтверждается, что после ввода в строй новых реакторов АЭС цены на электроэнергию растут – а не снижаются, как любят говорить рекламщики Росатома.

Совсем скоро, в январе-феврале может состояться энергетический пуск РоАЭС-4 (ВВЭР-1000) и ЛАЭС-2-1 (ВВЭР-1200), соответственно электроэнергия в этих регионах подорожает (если, конечно, там административно-командный ресурс не применят перед выборами).

Ещё важно – вот конкретный пример роста цен на примере Белоярской АЭС – рост цен ошеломляющий: на 52-72%! В начале прошлого года был введён блок на Белоярской АЭС на 885 МВт (см. “Ъ” от 30 марта 2017 года). Это было одной из причин того, что в феврале средневзвешенная нерегулируемая цена (СВНЦ) на мощность для гарантирующих поставщиков (основные энергосбыты регионов) в первой ценовой зоне (европейская часть РФ и Урал) оптового рынка выросла на 52% к январю, а на пике – на 72%. В январе рост СВНЦ к декабрю 2016 года составлял 22,6%. СВНЦ – одна из составляющих предельного уровня энергоцен для розничных потребителей (кроме населения). По данным «Совета рынка», ввод новых АЭС и ГЭС в январе 2017 года повысил фактическую цену на мощность на 11,1%. Белоярская АЭС получала 3,88 млн руб. за 1 МВт в месяц (3,43 млрд руб. за блок), Зеленчукская ГЭС – ГАЭС «РусГидро» – 1,3 млн руб. за 1 МВт в месяц.

Вдогонку ... (Андрей Ожаровский)

Росатом возжелал подзаработать на утилизации химических отходов – понятно, ядерной монополии денег не хватает, вот, решили её подкормить.

Мы это покритиковали, но из статьи вырезали главное – считаю, что Росатом пока не справился со своими отходами, с РАО – и передавать им полномочия по обращению с химотходами не следует, и это могут завалить, хотя деньги возьмут охотно.

Вот цитата, которую выкинули:

Говоря о неудачном опыте Росатома в работе с радиоактивными отходами, эксперт Российского социально-экологического союза Андрей Ожаровский привёл в пример «ситуацию хранилищами радиоактивных отходов, образовавшихся в результате деятельности Кирово-Чепецкого химкомбината – там более 400 тысяч тонн опасных отходов размещены в траншеях под открытым небом и протекающие хранилища отходов первой советской АЭС в Обнинске. Но у Росатома большие лоббистские возможности и большое желание получить какой-либо прибыльный бизнес в не ядерной сфере

.

И ещё… (Андрей Ожаровский)

Вчера экологический суд Швеции ОТКАЗАЛ атомной промышленности в согласовании проекта глубинного захоронения ОЯТ и ВАО. Причина – нет уверенности, что толстостенные медные контейнеры достаточно надёжны.

Напомню, Росатом намерен продвигать схожий проект – захоронение тепловыделяющих высокоактивных отходов близ Красноярска – тоже в гранитах, тоже на глубине около 500 метров. Но в тонкостенных стальных контейнерах. Тол есть, наш проект ещё более опасен, но его остановить, в общем, не кому: у нас Экологического суда нет, независимой (от атомщиков) науки почти нет, а слушания и ГЭЭ – формальность :(

Добавить комментарий

Plain text

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки